Рынки алмазной индустрии

Прежде всего, это добыча необработанных алмазов. В настоящее время природные алмазы (natural) добываются более чем в 20 странах мира. Но 90% добычи сосредоточено в России, ЮАР, Ботсване, Заире, Намибии, Австралии и Анголе. За последние 60 лет рост объемов добычи происходил в среднем со скоростью 5-6%, что опережает темпы роста населения Земли. Данные о добыче в России недавно стали открыты. Выяснилось, что мы ежегодно добываем почти 90 млн. каратов, или 17 тонн природных алмазов ювелирного качества. Привести точные данные об объемах реализации очень трудно из-за контрабанды и большой доли теневых сделок.

Считается, что природных алмазов ежегодно продается на сумму около $30-35 млрд. Крупнейшим потребителем являются США с общим объемом около $12 млрд. Почти весь объем США импортируют. Из Израиля — порядка 40%, из Бельгии и Индии — еще почти по 20%.

Добытые природные алмазы сразу сортируются в зависимости от качества на ювелирные и технические (industrial). В среднем в мире при добыче на один ювелирный алмаз приходится один технический, хотя в отдельных месторождениях соотношения могут существенно варьироваться. Технические алмазы используются как обработочный материал: в бурении, металлообработке, электронике и т. д.

К рынку технических алмазов необходимо добавить синтетические алмазы, произведенные искусственным путем. Ежегодный относительный прирост их производства в последнее десятилетие измеряется двузначными цифрами. В настоящее время в США на один природный алмаз приходится около 9 синтетических. Практически все синтетические алмазы низкого качества, что не позволяет их использовать как сырье для ювелирной промышленности. Поэтому объемы рынка технических алмазов существенно ниже классического алмазного рынка природных камней.

Данные о мировых запасах нигде не публикуются, однако можно предполагать, что они очень велики. Поэтому для анализа состояния рынка и прогнозирования цен ключевая таблица спроса-предложения недоступна.

Следующий важный сектор -обработка. Это очень крупная отрасль. Так, в Израиле она дает почти четверть экспорта, в Индии свыше миллиона человек заняты огранкой бриллиантов. Обработка алмазов развита также в Бельгии и США. Хорошо обработанными изделями считаются украшения от MARVEL и ряда других известных марок.

При огранке стоимость бриллиантов возрастает в среднем в 3-4 раза. Особенно растут в цене крупные и высококачественные камни. При этом далеко не всегда прибавочная стоимость достается огранщикам. В мире, особенно в Индии, широко используются толлинговые схемы. Практикуются они и в России, где стоимость огранки существенно выше. Поэтому нельзя делать вывод о связи между валовыми и финансовыми показателями.

Что творится в ювелирной промышленности, можно только догадываться. Высказываются даже оценки, что производство ювелирных украшений, в которых есть бриллианты, достигает астрономической суммы $300-400 млрд., что делает этот рынок соизмеримым с такими гигантами, как нефть или сталь. Примечательно, что до 80% всего спроса ювелирных изделий приходится на США и Евросоюз.

Потеря монополизма

Ключевой проблемой De Beers является потеря монополизма, без которого будущее алмазов весьма проблематично. С открытия в 60-х годах крупных кимберлитовых трубок в Якутии, а позднее в Австралии и Канаде, доля De Beers на рынке алмазного сырья упала до 60%. Конкуренты все настойчивее требуют своей доли в сверхдоходах.

Как и на все предметы роскоши, спрос на алмазы существенно зависит от фазы экономического цикла. Во время кризисов спрос сокращается очень резко. Без монопольного регулирования рынка может возникнуть избыточное предложение. В худшем сценарии цены могут упасть так, что алмаз потеряет свое главное потребительское качество — быть предметом престижа и роскоши. Тогда рынок ожидает просто крах.

До недавнего времени компании удавалось поддерживать одно-канальный сбыт — краеугольный камень всей своей системы. Однако после начала добычи в Канаде и Австралии ситуация изменилась. Там просто не понимали, почему они, будучи одними из главных покупателей, должны терпеть монопольное ценообразование отдельной частной компании, к тому же сопровождавшееся отмыванием денег, нарушениями антимонопольного законодательства и целым букетом прочих антизаконных действий.

Дело доходило до того, что руководители компании просто боялись приезжать в США под угрозой судебного преследования. В результате все большее число камней стало, минуя De Beers, легально попадать на рынок (про т. н. «кровавые» алмазы я уже и не говорю). Последнее решение России о разрешении производителям реализовывать алмазы напрямую является, пожалуй, одним из самых сильных ударов по одноканальной системе.

Понимая изменение ситуации на рынке, De Beers заявила о начале своей реформации. Однако это было не столько ее решение, сколько отражение сложившегося де-факто положения дел. От монополии добровольно никто не отказывается. Детали этой стратегии достаточно путаны, и к тому же часто заявления представителей компании противоречат друг другу. Новая стратегия состоит во внедрении на рынок дорогих и изысканных ювелирных украшений, и в ход пойдет главный актив — брэнд De Beers. Меняются маркетинговая стратегия, взаимоотношения с конкурентами, покупателями и т. д. Компания прекращает быть монополией и становится одной из многих на рынке. Впрочем, пока эти процессы находятся в стадии развития, и их перспективы туманны.

Для поддержания цен компания пытается сейчас организовать картель, вроде ОПЕК. В ее основе должно было быть соглашение De Beers и АЛРОСЫ, которые совместно держат до 80% рынка. Однако соглашение до сих пор находится под антимонопольным расследованием в Евросоюзе, справедливо рассудившем, что здоровой конкуренцией здесь и не пахнет, а значит, его как покупателя просто обманывают.

Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *